19:18 

ashatry
инфузория тупенька
Название: Люди тумана
Автор: ashatry
Размер: мини
Пейринг/Персонажи: Рей, Кайло Рен, Хакс
Категория: джен
Жанр: modern!AU, unseelie!AU
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: ООС, или нет?
Краткое содержание: Иногда туман приносит с собой не только сырость, но и нежданных гостей.


— Ух, какой туман, — заметила Рей, выглядывая в окно. — И такой плотный.
— Сайлент-Хилл, — прокомментировал Финн, подходя к ней. — Ни души…
Он был прав — затянутая туманом улица была пуста, фонари переливались в радужных ореолах, из густой молочно-белой мути выплывали ветви деревьев, длинные, голые, черные. Конец улицы терялся во мгле, дома напротив угадывались лишь по смутным очертаниям.
— Ладно, хватит там стоять, — позвал друзей По. — И задвинь шторы, Финн.
— А это зачем? — удивился тот.
— Ты же не хочешь, чтобы кто-нибудь из тумана заглядывал в комнату? — ответил По вопросом на вопрос, хитро улыбнувшись. Финн покачал головой, но шторы задернул и вернулся на диван.
Рей уселась на старое кресло, ерзая, чтобы усесться поудобнее.
— А давайте страшилки рассказывать, — предложила она. — Погода располагает.
— У нас должен был быть вечер Ридли Скотта, — заметил Финн.
— Давайте посмотрим «Чужого» и «Прометей», — рассудил По. — Отличный компромисс.
С ним все согласились.

***

Проводив друзей и заперев за ними дверь, Рей тяжело вздохнула. Ей вторил ветер, угрюмо взвыв в каминной трубе. Страшилки хороши в компании, а не когда ты остаешься дома одна-одинешенька, а за окнами плотный туман.
«И ходят туманные люди», — добавила Рей про себя и тихонько хихикнула.
Друзья по-доброму завидовали Рей, недавно получившей наследство — ну надо же, свое собственное жилье, да еще такое большое. Рей их восторгов не разделяла. Если плату за квартиру она еще тянула, то отопление — нет. С наступлением осени по старому дому начинали гулять холодные сквозняки. Все в нем требовало ремонта: и рамы, с огромными щелями, и забитый камин, и старые трубы, и чугунные радиаторы, тяжелые, как каинов грех, медленно разогревающиеся и так же медленно остывающие. Рей радовалась, что зимой температура не опускается ниже десяти градусов, иначе она либо разорилась бы, либо начала топить камин мебелью и непременно бы угорела.
«Надо завести кошку, — подумала Рей. — Так тоскливо тут по вечерам. Или начать сдавать комнаты — мне хватит одной».
В трубе вновь завыло, да так жутко, что у Рей кожа покрылась мурашками. Поежившись, девушка отправилась собирать и мыть посуду.
«Может ветер хотя бы туман разогнал?» — подумала Рей, ставя стаканы сушиться. Но выглянув в окно, она была неприятно удивлена. Туман по-прежнему застилал все вокруг, ни одна веточка не шевельнулась, и опавшие листья все так же лежали на асфальте.
Девушка нахмурилась, и в этот момент в трубе вновь что-то взвыло.

***

Ни черта там не было видно. Рей перепачкалась золой, чуть не расколотила экран телефона, уронив его, но так и не поняла, что воет в трубе. Нужно было вызывать коммунальные службы, пусть проверят трубу. А ведь это — очередные непредвиденные расходы…
Заснуть под такой жуткий аккомпанемент (а главное проявляющий себя совершенно неожиданно), было невозможно, и Рей стала сочинять объявление о сдаче комнаты.

***

Коммунальщики добрались до нее в тот же день, когда комнаты пришел смотреть первый жилец, с которым они списались по интернету. Рей подозревала, что если бы не жалоба соседей, которых вой в трубе тоже не радовал, коммунальщики бы тянули резину еще дольше.
Так или иначе, пока один мужик в синем рабочем комбинезоне сидел у камина, второй забрался на крышу и стравливал в каминную трубу металлический шнур с грузиком. А его товарищ развлекал Рей чудесными историями о находках в трубах: от кошек и голубей до неумных шутников. Рей слушала и поглядывала на часы: гипотетический жилец запаздывал. А вдруг он передумал? Она целые выходные убила, чтобы освободить комнаты, неужели все зря?
Но в дверь позвонили и Рей, извинившись перед словоохотливым коммунальщиком, побежала открывать.
На пороге стоял высокий рыжеволосый мужчина. Одет он был старомодно, что совсем не вязалось с его молодой внешностью: в твидовый костюм тройку какого-то бордово-коричневого цвета, а на голове у него была такая же шляпа. У его ног стоял большой чемодан из, как показалось Рей, крокодиловой кожи.
— Здравствуйте, — сказал мужчина с сильным британским акцентом. — Это вы сдаете комнаты?
— Да, — обрадованно сказала Рей. — Вы — Хакс?
— Да, это моя фамилия, — ответил мужчина.
— Проходите, — Рей отступила в сторону и сделала приглашающий жест. Хакс прошел, легко подняв свой устрашающий чемодан и внимательно оглядываясь.
— Чемодан можете оставить здесь, — добавила Рей.
— Нет, я, пожалуй, возьму его с собой, — ответил Хакс. — Комнаты наверху?
Рей кивнула, и Хакс, не дожидаясь приглашения, стал подниматься по лестнице. Чемодан он нес с собой, неудобно подняв его на вытянутых руках, чтобы не задевал перила. Рей несколько оторопела от такого самоуправства, а потом последовала за Хаксом.
— Здесь ванная, две спальни и кабинет. Можете занять две любые комнаты, — сказала Рей.
— Ясно, — Хакс огляделся, провернулся на каблуках вокруг себя и сказал:
— Я займу эту и эту комнаты.
— Но вы их даже не посмотрели, — удивленно заметила Рей.
— Ничего, меня все устраивает, — ответил Хакс. — Плату вносить в начале или в конце месяца?
— В начале… — ответила Рей растерянно. В этот момент по лестнице затопали — это был один из коммунальщиков. В руках он нес какую-то конструкцию из перепутанных веревок, металлических трубок и пластин.
— Мэм, — обратился он к Рей, а потом увидел Хакса и добавил:
— Здрасьте. Мэм, нашли мы, что шумело. Вот эта штука. От сквозняка завывала, да так застряла хорошо…
— А что это? — спросила Рей.
— А мы у вас хотели спросить. Не ваше?
— Нет. Вы закончили?
— Да, мэм. Счет вам по почте придет, — ответил коммунальщик. — Если что — вызывайте.
— Конечно, — Рей кивнула.
— Могу я посмотреть? — неожиданно спросил новый жилец.
— Можете себе забрать, — коммунальщик хмыкнул и протянул предмет, перепачканный пылью и нагаром Хаксу. Тот осторожно его взял, чуть скривив красиво очерченные губы и сказал:
— Очень интересно.
— Вы знаете, что это? — с любопытством спросила Рей.
Хакс покачал головой:
— Понятия не имею.
Коммунальщик попрощался с Рей и спустился вниз. Девушка последовала за ним, чтобы закрыть за ним дверь, а когда вернулась Хакс стоял на том же месте так же держа в руках странный предмет.
— Я могу въехать сейчас? — спросил мужчина.
— Да, — ответила Рей, решившая к тому времени, что каждый имеет право на странности, если эти странности не мешают жить другим.
— Хорошо, — Хакс развернулся и прошествовал в выбранную спальню, все так же неся предмет на вытянутых руках. Там он положил его на потертую тумбочку, оставшуюся от предыдущего хозяина и вернулся за чемоданом.
— Так как сейчас середина сентября, — сказал он, доставая из внутреннего кармана пачку банкнот, — плачу только половину суммы.
Он отсчитал нужное количество бумажек, отдал Рей, спрятал пачку обратно и унес чемодан в комнату, плотно закрыв за собой дверь.

***

Хакс был чуднЫм соседом. Поутру его было не увидеть. Он очень редко пользовался кухней, как казалось Рей, совсем не пользовался ванной и туалетом. Из-под двери его комнаты стелился какой-то терпкий и пряный запах наподобие благовоний, а по вечерам он чем-то гремел, но не слишком громко. Иногда он уходил, но большей частью сидел дома. На сквозняки и холод не жаловался.
Рей фантазировала, что он — как Шерлок Холмс и скоро притащит своего Ватсона, но в основном у нее хватало своих забот, чтобы еще и о соседе думать. Она совсем зашивалась на работе и всерьез опасалась, что придется бросить учебу. Этого ей не хотелось.
Однажды вечером вернувшись домой Рей увидела на пороге перед дверью конструкцию из пластин и трубок, похожую на ту, что достали из ее каминной трубы. Вечер был промозглый, и Рей торопилась зайти в дом. Она быстро наклонилась, схватила конструкцию за одну из веревочек и вместе с нею вошла.
К своему великому удивлению Хакса она обнаружила на кухне. Жилец сидел за столом над кружкой в которую была налита странная жижа — по виду как кофе, который слегка разбавили машинным маслом.
— Не ваше? — спросила девушка, демонстрируя ему странную вещь.
— Нет, — ответил Хакс и, помолчав, добавил невпопад:
— Сидите лучше дома сегодня вечером. Будет очень плотный туман.
Рей озадаченно кивнула и спросила:
— Кофе пьете?
— Нет, — ответил Хакс. — Настойка. Полезно для сердца.
Рей посчитала такое объяснение убедительным и, пройдя к мойке, открыла дверцу под ней и выбросила конструкцию в мусорное ведро.
Вечером действительно опустился густой туман. Рей некоторое время занималась, а потом выключила свет, уселась на подоконник и стала глядеть на улицу. Вновь царила сонная и сырая тишь. Негромко позвякивая цепью проехал одинокий велосипедист — и скрылся в тумане. И снова никого.
Рей зевнула, потянулась и спустилась на кухню сделать себе чаю. В раковине стояла кружка с жирными темными разводами на стенках, и Рей подумала, что стоит написать объявление насчет мытья посуды за собой. Раз уж они с Хаксом так редко встречаются.
С кружкой горячего чая она вернулась в свою комнату. Прислушалась — кажется за стеной у Хакса что-то позванивало — и вновь села на подоконник.
Но звук шел не из соседней комнаты. Звук шел с улицы. Все деревья возле дома Рей — те, что она могла видеть — были увешаны этими странными поделками из металлических трубок и пластин. Кто-то умудрился повесить их даже на очень тонкие ветви, и Рей не представляла как. Не понимала она и как этот кто-то ухитрился справиться за рекордно короткое время: ее не было меньше пяти минут.
Понаблюдав еще немного за странной картиной, Рей вышла из комнаты и решительно затарабанила в дверь Хакса. Вдруг он что-то видел?
Хакс открыл не сразу. Рей даже смутилась — он был бос, в наполовину расстегнутой рубашке и брюках, явно собирался спать.
Девушка нечасто заглядывала в его комнату — вещей там не прибавилось, кроме чемодана и постельного белья в мелкий цветочек, все было по-старому. Только на столе были разложены книги и какие-то блестящие инструменты.
— Извините, что отвлекаю, — сказала девушка, — но может быть вы видели кого-то за окном?
— За окном? — Хакс вопросительно поднял одну бровь. — Здесь второй этаж.
— Да, и кто-то развешал по деревьям эти штуки, как та, что я выбросила, — Рей указала на окно, и Хакс, стуча пятками по полу, подошел к нему и выглянул наружу.
— Интересно, — заметил он. — Нет, я ничего не видел.
— Хорошо, — Рей вздохнула. — Простите за беспокойство. И, если вас не затруднит, мойте за собой посуду.
— Обязательно, — ответил Хакс, подходя к двери и дожидаясь, пока Рей выйдет. — Спокойной ночи.

***

С утра позвонил По спросить насчет выходных — они планировали выезд на природу, но это было еще до того, как у Рей на работе начался дурдом. Выяснив, что в эти выходные Рей будет отсыпаться, По пожелал ей приятных снов.
— Как там твой новый сосед? — спросил он. — Не жалуется?
— Нет, — ответила Рей.
— А ты? Общий санузел, все такое?
— После общаги мне ничего не страшно, По.
— Ну-ну. Смотри, чтобы он маньяком не оказался, этот твой сосед.
Девушка посмеялась, но вспомнив, о чем хотела спросить Дэмерона, слегка растерялась.
— По, — спросила Рей неуверенно, — что ты тогда имел в виду, когда сказал, что за нами может кто-то глядеть из тумана?
— Когда? — спросил По.
— Когда вы с Финном зашли когда мне в гости. Помнишь? Вечер Ридли Скотта. Был еще густой туман.
— А! — Дэмерон хохотнул. — Да ничего особенного, вспомнил одно детское поверье, что нельзя гулять в туман, особенно одному, иначе люди тумана тебя утащат. И еще они заглядывают в окна, как мотыльки на свет летят, поэтому, когда туман, нужно обязательно их зашторивать.
— И откуда такая история взялась? — спросила Рей немного нервно.
— Не помню. Байки. Может кому-то бабка рассказала, или сами выдумали, или в книге прочли. А что?
— А там не было ничего, что люди тумана оставляют предметы? — Рей улыбнулась немного неловко.
— Если честно я не помню, — ответил По. — А что тебе туман?
— Да так… Интересуюсь.
Рей не желала признаваться, что всерьёз считает, будто кто-то из тумана приходит к ее дому. Но факт оставался фактом — каждый раз эта металлическая дребедень появлялась после и во время тумана. Рей ничего не видела. Если только Хакс мог… но не будет же он врать?

***

В тот день на работе был сущий завал. Рей вернулась домой на одном из последних автобусов, который, ко всему прочему, не довез ее до остановки, уехав в депо. Улица вновь была затянута туманом, и крошечные капельки воды переливались в свете фонарей, оседали на потертой ткани пальто. Почти все окна были темные, царила тишина, лишь издалека доносился глухой грохот составов на переезде.
Рей торопливо шагала, подняв ворот и глядя под ноги, чтобы не наступить в лужу. Пределом ее мечтаний была большая кружка чаю и теплая постель. И на легкий звон и мягкие шаги позади себя девушка обратила внимание не сразу.
А обернувшись она увидела высокого мужчину — лица Рей рассмотреть не могла — который неторопливо шагал за ней, засунув руки в карманы черного пальто.
Рей ускорила шаг и была неприятно удивлена, услышав, что шаги за ее спиной тоже ускорились. Оборачиваться она не решилась, сунув руку в карман и сжимая ключи. Дом был все ближе, шаги не удалялись и не приближались, сопровождаемые негромким позваниванием.
Туман становился все гуще. Рей это осознала, когда поняла, что не видит домов через дорогу. Ее крыльцо тоже скрылось в тумане, и сама она будто шла по затянутому мглой коридору. Мужчина сзади тоже скрылся в тумане, лишь позванивание подтверждало, что он по-прежнему идет за ней.
Рей вглядывалась в туман, ища свое крыльцо глазами, но улица словно растянулась, и крыльцо никак не желало появляться, а перезвон как будто стал ближе. Рей пришло в голову, что точно так же звучали странные поделки на деревьях. Резко остановившись, она обернулась и крикнула:
— Кто здесь?!
Ее голос потонул в тумане, словно она кричала, прикрыв рот подушкой.
Перезвон затих. А потом зазвучал, но совсем с другой стороны, словно таинственный преследователь переместился Рей за спину. Девушка застыла, вцепившись в ключи, пристально вглядываясь в туман, ожидая, что вот-вот появится в нем высокая темная фигура.
— Зачем вы преследует меня? — пролепетала Рей, отметив мимоходом как жалобно и жалко звучит ее голос. Она не знала где находится, и мечтала лишь, чтобы порыв ветра разогнал туман и дал ей пройти.
Перезвон затих. В туманной тишине Рей слышала только свое дыхание. Потом где-то скрипнула дверь, и Рей готова была поклясться, что узнает этот звук. Она пошла на него, неуверенная, готовая в любой момент повернуть обратно. Когда в тумане показался кто-то, девушка замерла, но быстро узнала знакомые очертания старомодной шляпы на голове этого человека.
— Хакс? — позвала она.
— Мисс Кеноби? — раздалось из тумана. — Это вы?
— Заблудилась немного, — ответила Рей, спеша к нему. — Где наше крыльцо?
— Тут, — Хакс выплыл из тумана, а вместе с ним и кованные, местами проржавевшие перила их парадного входа.
— А вы что здесь делаете? — спросила Рей, затормозив возле мужчины.
— Вышел прогуляться. Не бойтесь, ключи не забыл, не разбужу вас, — Хакс двумя пальцами дотронулся до полей шляпы. — Спокойной ночи, Рей.

***

— Рей, — взмолился Финн, — мне нужна массовка. Как воздух! Как вода!
— Так вода или воздух? — спросила Рей, хихикнув. В трубке раздался вздох.
— Нужно показать, что история района интересна людям. Приобщить их к ней. Живут совершенно бездумно, игнорируют, когда сносят памятники архитектуры, когда вместо старинных зданий вырастают новые безликие кондоминиумы…
— В них что-то есть, — возразила Рей. — В кондоминиумах. По крайней мере там окна пластиковые и не дует из щелей.
— Рей! — в голосе Финна зазвучало отчаяние. — Придешь?
— Приду, — вздохнула Рей.
— И позови кого-нибудь с собой. С колледжа может быть знакомые есть или еще где…
— Жильца позову, — фыркнула Рей.
— Слушай, Рей, — раздался в трубке голос По, явно оттеснившего Финна в сторону. — Помнишь, ты спрашивала про людей тумана?
— Д… — Рей сглотнула — горло мгновенно пересохло. — Да.
— У нас говорили, что если найдешь, что-то в тумане, то лучше это не брать, иначе люди тумана придут за своей вещью.
— А специально они ничего не оставляли? — спросила Рей, нервно накручивая прядь волос на палец.
— Не знаю. Это же байки, — Дэмерон хмыкнул. — Ты довольна?
— Да, — ответила Рей. — Спасибо.
Закончив разговор, она решительно направилась к комнате жильца и требовательно постучала.
— Да? — глухо раздалось изнутри.
— Извините за беспокойство, — Рей принялась нервно постукивать пальцами по косяку, — помните, когда вы въезжали, принесли какую-то… штуковину, которую нашли в трубе? Вы еще забрали ее себе.
— Да, — ответил Хакс.
— Она у вас?
— Нет, — незамедлительно ответил жилец. — Я выкинул ее.
— А… Ясно, спасибо, — Рей отступила назад.
Да что с ней такое! Вообразила себе невесть что, поверила в какие-то байки… Наверняка всему есть разумное объяснение. Чья-то шутка или совпадение. А что касается тумана…
Подойдя к окну, Рей осмотрела улицу, затянутую тонкой дымкой. Дети в ярких дождевиках и куртках возвращались откуда-то стайкой, громко смеясь и болтая. Проехала машина, за ней другая. Все было как обычно.
«Просто такая погода», — подумала девушка.

***

Заканчивался октябрь. Листья облетали с деревьев, рабочие, подрезавшие ветки, сняли большую часть позванивающих поделок с древесных ветвей. Дети ждали Хэллоуина. Рей продолжала оглядываться, когда возвращалась домой по вечерам, стараясь не задерживаться на работе.
Хэллоуин решили праздновать у нее — скромные посиделки вчетвером. Рей спросила Хакса — тот совершенно не протестовал, лишь попросил не шуметь сильно.
Вечер был сухим, надоевшего тумана не было, дети в костюмах постоянно звонили в дверь и очень быстро истребили небогатый запас конфет Рей. Джесс, которую Рей не видела уже целую вечность, сварила глинтвейн, Финн притащил забавные наклейки с привидениями и летучими мышами, а темой вечера (с подачи По) был выбран Тим Бертон. Ребята не заметили, как пролетело время, и отвлек их только звонок в дверь.
— Не поздновато ли для колядующих? — заметил По, взглянув на часы.
— Кто-то припозднился, — Рей поискала на столе и обнаружила там несколько конфет. — Я сейчас.
Улыбаясь, она выскочила в холл и побежала к дверям. Но распахнув их слегка оробела: там стояли не дети, а высокий бледный мужчина в длинном черном пальто — чуть ли не до самого пола. Он пристально уставился на Рей, и девушка ощутила жгучее желание захлопнуть дверь перед его носом.
— Конфет? — спросила девушка, озадаченно улыбнувшись и протянула мужчине раскрытую ладонь.
Тот, как ей показалось, кивнул и протянул руку. Но он не собирался брать конфеты — вместо этого он положил на ладонь Рей маленькую, светлую, металлическую пластинку. Точно такую же, как перезванивалась в этих странных поделках, то и дело появляющихся перед ее домом.
Рей несколько секунд оторопело разглядывала ее, а потом рванулась назад, с грохотом захлопнув дверь и закрыв все замки. А потом опустилась на пол и, осознав, что все еще сжимает пластинку в руке, отшвырнула ее прочь и нервно всхлипнула.
На грохот прибежали ребята, и увидев шмыгающую носом Рей, перепугались едва ли не больше ее. Рей сбивчиво рассказала им: и про находку в трубе, и про поделки на деревьях, и про преследователя в тумане, и про мужчину в плаще.
За дверью, конечно, уже никого не было.
— Ты должна была сообщить в полицию! — ругался По. — Какой-то псих знает, где ты живешь, подкидывает тебе какой-то мусор… Чего ты ждала?
— Я не знаю, — ответила Рей. — Просто это все так странно… Мне никто не угрожал, просто…
— Просто тебя преследует какой-то псих, — закончил Финн. — Сходи в полицию.

***

Кажется Рей удалось убедить друзей, что она в порядке. Они уехали на такси, пообещав проверить завтра, сходит ли она в участок, и Рей снова осталась одна. Ну, не совсем одна — в соседней комнате по прежнему дымил чем-то душистым Хакс.
За свой приступ страха и слез Рей уже было стыдно. В конце концов, это был просто мужик. И он ничего не сделал… почти ничего. Хотя стоило признать, что это «почти ничего» выглядело очень подозрительно.
«Нужно мыслить логически, — решила Рей. — Что я знаю? Этот хмырь, кем бы он ни был, любит туман. Он ловкий — сумел забраться на деревья и на крышу, да еще так быстро это сделал… Может быть ему кто-то помогает. И…»
Рей задумчиво посмотрела в окно — никакого тумана. На часах — уже заполночь. И на контакт этот неизвестный не шел, за исключением того раза в тумане и сегодня. Это было очень подозрительно. С другой стороны, он не угрожал.
В полицию сходить все-таки надо. Но не раньше, чем Рей выяснит намерения хмыря…
«Как бы это не стало последним в моей жизни…»
Рей подошла к окну и опасливо выглянула наружу. Черная фигура, стоящая через дорогу напротив ее дома, почти не вызвала у нее удивления.
«Хотела выяснить — пожалуйста», — подумала Рей. Волоски у нее на руках и на шее стояли дыбом. Человек через дорогу наверняка видел её на фоне освещенного окна.
«Была не была».
Рей спустилась вниз, набирая на телефоне 911. Натянула пальто, всунула ноги в кроссовки и вышла на улицу, держа палец над кнопкой вызова.
Человек по-прежнему стоял на месте, и Рей пошла к нем навстречу, надеясь, что решимость не оставит ее на полпути.
— Кто вы? — обратилась она к мужчине, остановившись на безопасном расстоянии. — Что вам от меня нужно?
Мужчина не ответил, но пристально разглядывал Рей, будто бы слегка хмурясь.
— Я вызову полицию, если вы не ответите, — добавила Рей. — Это ведь вы развесили те штуки по деревьям и засунули в трубу.
— Это… — наконец сказал мужчина, и его голос был хриплым и каркающим, будто он молчал уже очень долго. — Это приглашение.
«Псих», — подумала Рей. Как будто тут могли быть иные варианты.
— Приглашение куда? — спросила Рей.
— В гости, — медленно ответил мужчина, будто выдавливая из себя слово за словом. — Я… сосед. Живу рядом.
— Где? — Рей нахмурилась.
Мужчина неопределенно обвел рукой улицу и добавил:
— Я знал предыдущих жильцов.
«Он имеет в виду владельца дома? — подумала Рей. — Но это же было черт знает когда, дом стоял пустой больше десяти лет».
— Имя у вас есть? — спросила Рей.
Мужчина кивнул. Подождав и не дождавшись, пока он его озвучит, Рей сказала, надеясь, что не подписывает себе смертный приговор:
— Зайдёте в гости?
Мужчина поспешно покачал головой.
— Жаль, — сказала Рей. — Пожалуйста, не нужно больше таких приглашений. Если хотите, то можете позвонить или зайти, а лучше и то, и другое сразу. Я больше не стану захлопывать дверь перед вашим носом. И не нужно преследовать меня больше.
— Я не преследовал, — сказал мужчина. — Я…
Мигнула фарами заворачивающая на улицу машина, и Рей отвлеклась на нее. Когда же она вновь перевела взгляд на собеседника, его уже не было — исчез самым таинственным образом.
Стоять на дороге посреди ночи — не самое безопасное занятие, и Рей поспешила домой.
Едва она вошла и заперла дверь, тишину дома нарушил треск. Звонил старый черный телефонный аппарат — с витым шнуром и стертыми кнопками. Рей не убирала его из-за его вида — где теперь такие встретишь, держала его как украшение, не забывая смахивать пыль.
Подняв трубку, Рей услышала чужое дыхание.
— Это вы? — спросила она безнадежно. — Проверка связи?
Ей никто не ответил.
— Извините, но мне пора идти спать, — с этими словами Рей положила трубку.
Почему телефон работал? Ведь его давным-давно должны были отключить. Нагнувшись, чтобы выдернуть его из розетки, Рей увидела, что та давно заросла пылью, а у телефона и вовсе не было шнура. Ее это даже не удивило: Рей слишком устала от всего этого и хотела спать.

***

Дом пустовал давно: сначала владелец отправился в дом престарелых, а дом стоял пустой. Потом он умер и еще долго утрясали судебные дела и искали наследников… Прошло около десяти лет, прежде чем в него въехала Рей. И даже спросить было не у кого, что это были за люди (ее дед и его жена, которых она совсем не знала). И что у них были за странные знакомые.
С утра столкнувшись со своим квартирантом, Рей отметила, что он куда-то собирается. Хакс выпил свою жуткую бурду, вымыл чашку, опустил закатанные рукава и тщательно застегнул все пуговицы.
— Вы по делам или на прогулку? — бодро спросила Рей.
— В этот город меня привели исключительно дела, ими и занимаюсь, — ответил Хакс. — И, надеюсь, как можно скорее с ними разобраться.
— Удачи! — сказала Рей ему в спину.
Когда за Хаксом закрылась дверь, засобиралась уже Рей. Но из дома выйти не успела — опять зазвонил телефон, тот самый, отключенный.
— Только не это, — вполголоса заметила Рей. Она примирилась с необъяснимостью некоторых явлений в своей жизни, но была совершенно против того, чтобы эти явления влияли на ее распорядок дня.
Подняв трубку, девушка опять услышала чужое дыхание.
— Это вы? — спросила Рей. Дыхание на том конце сбилось и, после паузы, собеседник ответил:
— Да.
Рей очень хотелось спросить, как можно звонить по отключенному телефону и исчезать в мгновение ока, но вместо этого она сказала:
— Я опаздываю на работу. Давайте поговорим вечером.
— Я могу прийти к вам вечером, — ответил собеседник. — Но мы будем говорить вне дома.
— Хорошо… — озадаченно ответила Рей. В трубке послышался щелчок и наступила тишина.
— Плохой план, — сказала Рей сама себе. — Очень плохой план.
Вечером она основательно подготовилась к визиту гостя: у нее был с собой телефон со службой спасения на кнопке быстрого набора, маленький ножик и теплая толстовка, поддетая под пальто. Хакса дома не было, и Рей ожидала лишь знака, что ее странный сосед появился. Она чувствовала себя немного глупо и волновалась. Причем волновалась по поводу обоих вариантов развития событий: что сосед придет, и что он не явится. Еще пару дней назад этот человек ее пугал, а теперь посмотрите-ка — она собирается с ним встретиться.
Зазвонил телефон, и Рей, дежурившая возле него в боевой готовности, подняла трубку.
— Я вас жду, — просто сказал сосед.
Он ждал ее на том же месте, через дорогу напротив дома. Воротник черного пальто поднят, брови нахмурены, пристальный изучающий взгляд вперился в Рей.
— Добрый вечер, — сказала Рей, останавливаясь на почтительном расстоянии от гостя.
— Да, — ответил он. — Добрый…
— Вы с предыдущими жильцами тоже так общались? — спросила девушка.
— Да, почти, — ответил гость. — Тогда было немного проще.
Рей кивнула, постояла некоторое время, постукивая носком кроссовка по асфальту.
— А как мне вас называть? — спросила она. — Как вас звал предыдущий жилец?
— Он называл меня Кайло Рен, — ответил гость. — Он… был хорошим собеседником.
Рей кивнула, а потом указала на дорожку, залитую желтым светом фонарей:
— Пройдемся? Вы мне расскажете, почему такими странными способами добиваетесь внимания и как вы познакомились с моим… с предыдущим жильцом. И, кстати, меня зовут Рей, если вам это интересно.
— Да, — ответил Кайло немного заторможенно. — Мне интересно.
Холодало, прогнозы снова обещали туман. Рей и Кайло Рен неторопливо брели по улице. Кайло смотрел вперед, пряча лицо в воротнике пальто, а Рей рассматривала его — сначала исподтишка, а потом открыто.
— Кто вы? — спросила она.
— Я здесь уже очень давно, — ответил Кайло невпопад.
— Насколько давно? — спросила Рей.
— Сменилось несколько поколений с тех пор, как я здесь оказался, — ответил Кайло. И добавил, подумав:
— Мне бывает одиноко.
— И вы заводите себе собеседников в соседстве? — догадалась Рей.
— Заводил, — ответил Кайло. — Раньше было проще. Теперь — только из вашего дома.
— Почему? — удивилась Рей.
— Все меняется и подходит к концу, — таков был ответ. — И теперь стало непросто налаживать контакты с людьми.
— Вы дружили с предыдущим жильцом? — спросила Рей.
Кайло Рен кивнул и ответил:
— Он сам нашел меня. Мы много говорили о том, какой жизнь была раньше. Мне его не хватает, — поделился мужчина.
— Но кто вы? — упрямо спросила Рей. — Как вы тогда смогли повесить все эти безделушки на дерево?
В ответ Кайло Рен протянул руку вперед, и в полном безветрии перед ними закрутился хоровод из листьев, будто подхваченный маленьким вихрем. Рей застыла, пораженная этим зрелищем.
— Вы ведь не человек? — прошептала она. Кайло покачал головой. — А кто?
— Ты могла бы назвать меня духом, — ответил он. — Но у меня есть плоть, просто не такая, как твоя.

***

Финн зря волновался насчет отсутствия народа: одно молодежное издание осветило их выставку, и на презентацию пришло столько людей, что даже стало тесно, а крошечный столик с напитками мгновенно опустел.
Поболтав немного с ребятами, Рей двинулась вкруговую по залу, уставленному стендами с фотографиями: история района с самого основания, поля и леса, хмурые индейцы, постройка кирпичного завода… Рей рассматривала фото улиц, пытаясь найти знакомые здания, и радовалась, когда ей это удавалось. С удивлением узнала, что тут родился один известный блюзовый певец. Люди на фотографиях нечасто улыбались, мрачно глядели в камеру, а черно-белые фото навевали печальное настроение… Так было, пока в какой-то момент Рей показалось, что она увидела на одном из фото знакомое лицо.
Склонившись к отпечатанной на пластиковой табличке фотографии, Рей вгляделась в лица. Ошибки быть не могло. Это был Кайло Рен — в одежде середины девятнадцатого века, высокий, стоящий прямо, взгляд смотрит точно в камеру. Рядом с ним — два мужчины постарше и сидящая в кресле немолодая женщина. Руки обоих мужчин лежат на ее плечах, а Рен — будто слегка отстранился.
Надпись гласила, что на фото изображено семейство основателей крошечного городка, который потом превратился в пригород — а потом и в один из районов большого города. Они владели фабрикой, на которой изготавливали кирпич, из которого были построены почти все здания в округе.
Другая надпись там же гласила, что семья погибла во время пожара.
«Значит он все-таки призрак, — подумала Рей. — Жил тут…»
Но как он умудрился завести знакомство с дедом? Почему он появляется тут? И не пора ли ей запасаться солью и железом по примеру братьев Винчестеров?
«С другой стороны, — подумала Рей, ничего не мешает мне задать эти вопросы ему самому».

***

Вечер Рей встречала, ожидая у окна: появится или нет ее странный собеседник. Кажется, даже Хакс заметил это, потому что спросил, поднимаясь мимо Рей к себе:
— Вы кого-то ждете?
— Нет, — ответила Рей. — Не совсем. Может быть.
— Понятно, — откликнулся сосед и продолжил свой путь наверх. — Приятной прогулки.
Рей не уловила момента появления фигуры на противоположной стороне улицы. Только что она была пуста, но вот уже стоит под фонарем темный силуэт, ожидая. Тогда она торопливо спустилсь вниз, натянула пальто и выскочила на улицу.
— Добрый вечер, — поздоровалась Рей с Кайло Реном, перебегая улицу. — Сегодня довольно прохладно для прогулки, не находите?
— Я не чувствую холода, ответил тот. — Но могу сделать так, чтобы и ты его не чувствовала, — он призадумался и добавил:
— Но это не значит, что ты перестанешь мёрзнуть. Просто не почувствуешь это.
— Нет уж, спасибо, — фыркнула Рей. — А может все-таки войдёшь? У меня есть несколько сортов чая и отличные печенье…
В лице Рена промелькнуло что-то: несчастное, но одновременно с надеждой. И он ответил с сожалением в голосе:
— Я очень хотел бы. Но не могу.
— А если я приглашу тебя в дом? — спросила Рей, не к месту вспомнив байки о вампирах.
— Я поклялся твоему деду, что не пересеку порог его дома, — ответил Кайло. — Я не могу нарушить эту клятву
— Очень жаль, — Рей попыталась скрыть разочарование в голосе. — А зачем он взял с тебя эту клятву?
— Не доверял мне, — прозвучал ответ, произнесенные простым, обыденным тоном.
Рей почувствовала, что мышцы живота напряглись, а по спине пополз холодок.
— Почему он не доверял тебе? — спросила она, стараясь не дать тревоге просочиться в голос.
— Он был знаком с легендами о фэйри, — ответил Кайло Рен.
«Фэйри, — подумала Рей. — Значит он не призрак? Или призраки — тоже фэйри?»
Что и говорить, познания Рей в области фольклора оставляли желать лучшего.
— А ты не расскажешь мне, что именно мне следует знать? — спросила она.
— Ты можешь посетить библиотеку, если тебе так интересно.
— Или загуглить, — пробормотала Рей.
Кайло озадаченно посмотрел на нее, но промолчал. Видимо, слово «загуглить» было ему незнакомо.
— Лучше ты расскажи, — попросила она.
— Фэйри появились раньше людей, а потом ушли в другой мир, когда людей стало слишком много. Но они по-прежнему могут посещать этот, в определенных условиях.
— Поэтому ты появлялся в тумане? — сообразила Рей.
— Поэтому тоже, — согласился Кайло.
— А почему сейчас ты появляешься без него?
— Это странно, — Кайло Рен нахмурился. — Что-то изменилось, и теперь мне проще появляться тут. Я мог бы даже постучаться в любой из домов на улице.
— Но это же хорошо, — заметила Рей. — Ты сам сказал, что тебе одиноко.
— Если я могу попасть сюда беспрепятственно, значит и обратное возможно, — ответил Кайло. — Просто так такое не случается. Должна быть причина, — он внимательно посмотрел на Рей. — Ты живёшь одна?
— Да, — ответила Рей, удивлённая таким пристальным вниманием. — То есть нет. Ещё квартирант.
— Да? — в глазах Рена блеснула искра интереса. — Давай пройдемся до твоего дома. Я хочу попробовать войти внутрь.
Они вернулись к дому Рей, поднялись на крыльцо. Рен медленно и осторожно прикоснулся к дверной ручке, подождал немного, а потом решительно нажал на нее и толкнул дверь от себя. С протяжным скрипом она отворилась, и Рей передернуло от неприятного звука. А Кайло Рен тем временем беспрепятственно вошел в холл.
— Почему у тебя получилось войти? А как же твое обещание? — оторопела Рей.
— Как я уже сказал: что-то изменилось, — Рен обернулся к ней. — Идем. Нужно осмотреть дом.
— Осмотреть? — переспросила Рей. Она тоже зашла и закрыла за ними дверь — теперь она не скрипела и закрывалась как положено.
— Да, — сказал Кайло. — Не появилось ли в нем что-нибудь новое, не изменились ли какие-нибудь вещи.
Рей удивленно вскинула брови, но подчинилась. Происходящее напоминало ей странную игру, и она до конца не была уверена, не разыгрывает ли ее Рен. Да, конечно она видела листья, и те звенящие штуки на деревьях, но рациональная часть ее разума не сдавалась, стараясь найти всем объяснение.
Поднявшись по лестнице, Рей наклонилась над перилами, глядя на Рена: он с задумчивым видом бродил по холлу. Потрогал телефонный аппарат. С удивлением уставился на мигающую красным огоньком пожарную сигнализацию.
Рей покачала головой и двинулась вперед. И тут же остановилась.
— Кайло, — позвала девушка. — Мне кажется, я нашла… что-то.
Она стояла на лестнице и смотрела на дверь. В целом в этой двери не было ничего необычного — старая, деревянная, с красивой медной ручкой… Вот только располагалась она там, где раньше находилась стена — посреди лестницы. Ступени частично возвышались над порогом, закрывая его, но, так как дверь открывалась вовнутрь, пройти это не мешало.
— Кайло, — повторила Рей. Одной рукой крепко взявшись за перила, другой она потянулась к ручке, подсознательно ожидая, что дверь распахнется сама и, кто бы ни стоял за ней, он утащит Рей внутрь.
— Не надо, — раздался голос Рена. Рей обернулась, резко отдернув руку. Кайло стоял внизу у ступеней и смотрел на дверь.
— Лучше я открою ее, — сказал он.
Рей чуть отступила, давая ему пройти. Происходящее никак не вязалось с ее теорией о призраке (которую уже стоило считать несостоятельной). Скорее подошло бы слово «чертовщина». Или «наваждение» — это слово подходило фэйри гораздо больше.
Кайло положил руку на ручку и медленно повернул ее. Щёлкнул замок, и Рен медленно распахнул дверь, осторожно заглядывая внутрь.
— Всего лишь коридор, — сказал он.
— Коридор? — Рей выглянула из-за его плеча. — Куда он ведёт?
— Кто знает, — Рен пожал плечами. — Нужно проверить.
И он шагнул в новообразовавшийся дверной проем.
— Так просто, — пробурчала Рей, последовав за ним.
Коридор за дверью ничем не отличался от коридора на втором этаже: такие же облезлые обои и старинный потертый паркет. Непонятно только было, как он освещался: никаких ламп или фонарей там не было. И конец коридора — точно такая же дверь, как та, через которую они вошли, будто отдалялся с каждым шагом, не приближаясь ни на метр.
Кайло медленно шел вперед, засунув руки в карманы. Рей нагнала его бегом и пошла рядом, подстраиваясь под широкий шаг. Нервно пожевала губу, а потом осторожно начала:
— Я видела фотографии, — сказала Рей. — На выставке истории нашего района. И видела там тебя, Бен Соло. И твоих родителей. Раз уж творится что-то странное, и оно, похоже, связано с фэйри, может расскажешь мне, что к чему?
Кайло помолчал. Рей начала уже думать, что он вообще не ответит, но он глубоко вздохнул и заговорил:
— Мы не были людьми, как можно было подумать со стороны, — ответил он наконец. — Не все мы. Как и твои родители, мои приехали сюда из другой страны. Точнее, мои мать и дядя приехали сюда. И здесь мать встретила моего отца и вышла за него замуж, хотя такие браки запрещаются, и жила здесь как человек. Они все погибли в пожаре, потому что огонь уничтожает и наши тела тоже.
— И ты остался один? — спросила Рей.
— Да, — сказал Кайло. — Я ушел, долго не хотел возвращаться сюда… А потом понял, что это единственное место, куда я могу на самом деле вернуться.
— Это очень грустно, — заметила Рей негромко.
— Я привык, — сказал Кайло. — Идём. Конца коридора нам не достичь, и лучше уйти отсюда прежде, чем вернётся тот, кто сделал этот проход.
— Я уже здесь, — прозвучал голос. Рей узнала его — британский акцент своего квартиранта и странноватые интонации она бы узнала где угодно. Вместе с Кайло они обернулись на голос.
Хакс изменился. Вместо старомодного костюма он облекся в тусклые доспехи, покрытые полустертыми узорами и оббитой позолотой. В руках он держал пугающе длинный, нереально непропорциональный меч, поднять который человеку вряд ли было возможно физически.
— Король Неблагого двора готов принять тебя, — обратился Хакс к Кайло, — если ты присягнешь ему на верность.
— Сноук не король, — ответил Кайло. — Он узурпатор.
Рей тихо охнула, зажав рот рукой. Неужели ей это не снится? Происходящее больше было похоже на сон. Одежда Кайло тоже изменилась, и Рей даже не успела заметить, как это произошло. Такой же тусклый доспех был на нем, но без позолоты, и такой же длинный меч. В одно мгновение, Рей лишь успела моргнуть и теперь затаив дыхание наблюдала за ними обоими.
— Уходи, — коротко бросил Кайло и оттолкнул ее, и от силы этого толчка Рей врезалась в стену. А фэйри сошлись в схватке. Обманчиво медленные на первый взгляд они вдруг ускорялись настолько, что глаз мог разглядеть лишь их размытые полупрозрачные очертания. Сталкивающиеся мечи высекали искры, свистели рассекающие воздух лезвия. Одна только мысль о том, что можно попасть под удар такого меча, заставляла слабеть ноги.
Медленно пятясь вдоль стены, и не отрывая взгляда от сражающихся фэйри, Рей дошла до двери и выбежала на лестницу, тяжело дыша. Первым ее порывом было убежать и спрятаться, может быть вызвать полицию — если полиция сможет что-то сделать против странных существ… Но она остановилась, сжимая перила и не отрываясь глядя на дверь в никуда. Что будет, если победит Хакс? Они просто исчезнут? Он сотрет ей память или убьет?
«Огонь уничтожает и наши тела тоже», — вспомнила Рей. Точно!
«Спалить здесь все к чертовой матери!» — подумала девушка, бросившись вниз по лестнице на кухню, где хранились чистящие средства и спички. «Мой дом — моя крепость!»
Заглянув под мойку, Рей достала искомое, а, найдя спички, побежала обратно. И замерла у подножия лестницы: дверь исчезла.
— Как же так… — растерянно сказала Рей. — Она же только что была…
Поднявшись, Рей ощупала стену там, где была дверь: ничего необычного, старые обои, ничем не отличающиеся от обоев рядом, никаких пустот за стеной.
— Да что же это такое! — внезапно обессилев, Рей уселась на ступени, продолжая сжимать спички и бутылку с растворителем. Может ей это все почудилось? Может, если сейчас она поднимется наверх, то найдет Хакса в его комнате, проводящим вечер с его жуткой настойкой?..
«Комната!» — сообразила Рей. Взлетев по лестнице наверх, она с размаха врезалась в дверь комнаты Хакса плечом. Плечо незамедлительно заныло, а дверь отворилась, стукнувшись о стену.
В комнате все было по-старому: огромный чемодан из непонятно чьей кожи, какие-то блестящие приборы на столе: кажется это были странного вида подзорная и штуковина, напоминавшая астролябию. Рей крутанулась вокруг себя, не зная, что предпринять, а потом шагнула к чемодану.
Чемодан вздрогнул.
Рей замерла. Ей это померещилось? Но стоило ей протянуть руку к чемодану, он вновь задрожал, будто внутри находилось что-то живое. Прямо как в каком-нибудь фэнтезийном фильме.
— Так, — нервно сказала Рей, обращаясь к чемодану, — я не буду тебя открывать, я просто… — она взглянула на окно, обогнув чемодан по широкой дуге, подошла к нему и широко распахнула. В комнату ворвался сырой ноябрьский воздух, и кожа у Рей тут же покрылась мурашками. А Рей, поставив растворитель и спички на пол, шагнула к чемодану, смело ухватилась за ручку и потащила.
Чемодан весил, наверное, под центнер, так ей показалось. Да еще, стоило притронуться к нему, он начал дрожать, подпрыгивать, будто был разумным и сообразил, что Рей пытается сделать. Дотащить его до окна еще можно было, а вот перевалить через подоконник… Но у Рей будто открылось второе дыхание. Титаническим усилием подтянув чемодан к окну, она подняла его — у нее даже слезы потекли — оперев на подоконник, тяжело вздохнула и столкнула чемодан вниз.
Чемодан быстро преодолел расстояние до земли, стукнулся о ступени крыльца, подскочил и упал на землю, будто притянутый к ней магнитом. Защелки не выдержали, створки распахнулись, и… Рей показалось, будто порывом ветра из чемодана выдуло обрывки черной полупрозрачной ткани, закружило, и унесло вместе с листьями. А в чемодане было пусто.
Рей замерла у окна, глядя вниз. А потом обернулась.
Хозяин чемодана стоял в комнате, и смотрел на нее, как смотрят на отвратительных, мелких, ползучих гадов, неожиданно забравшихся в дом и укусивших исподтишка, перед тем, как раздавить их — это Рей поняла неожиданно ясно. Ее сейчас раздавят.
Она наклонилась за своим глупым оружием — растворителем — но Хакс поднял руку, и Рей дернуло к нему. А в следующее мгновение рука в ладной перчатке сжала ее горло.
С губ сорвался хрип, когда Рей попыталась вздохнуть. Она вцепилась в окованные металлом пальцы, но пытаться разжать их было равносильно тому, чтобы остановить голыми руками локомотив. Перед глазами у нее поплыли цветные пятна, в ушах громко стучал пульс, но Рей пыталась, старалась вдохнуть хоть маленький глоточек воздуха…
Раздался чей-то голос, но Рей не расслышала слов. Хватка на ее горле ослабла, и она смогла вдохнуть, и пока могла думать только о том, чтобы надышаться.
Ее встряхнули, как котенка, за шиворот, и Рей увидела Рена, стоящего в дверях. Его доспех на плече был рассечен, но крови, кажется не было. Как не было и его меча.
Вдвоем с Хаксом они в своих доспехах заняли большую часть свободного пространства, и единственной преградой между ними была Рей.
Рен повторил фразу — она не знала языка. Хакс не ответил, но Рей почувствовала, как холод одной тонкой, длинной стрелой прошил ее тело насквозь от бока до живота. Было не больно — будто вдруг ноги окоченели и перестали слушаться, а внутренности замерзли.
Хакс отпустил ее и Рей упала на пол, попыталась подняться и с удивлением увидела, как на полу остаются красные следы. Ее кровь?
Хакс переступил через нее и Рей попыталась отползти в сторону. Холод быстро распространялся, захватывая руки, мешая двигаться, а крови на полу становилось больше. Что же она наделала! Зачем вмешалась?
Как же холодно… Рей доползла до радиатора, дотронулась до него дрожащей рукой — и с трудом ощутила тепло. Где-то на другом конце вселенной в этой комнате один фэйри толкнул другого, безоружного, к стене, и сверху посыпалась штукатурка. Занес металлический кулак, ударил, ударил снова, а потом отступил, будто передумав — или задумав что-то другое.
Рей подтянулась поближе к радиатору и рукой задела бутылку с растворителем.
Удержать ее в руках было непросто. Рей отвинтила крышку и размахнулась, расплескивая содержимое вокруг себя, и плеснула вперед, стараясь достать до фигуры в доспехе. А потом взяла спички.
Едкий химический запах заполнил комнату, даже несмотря на открытое окно, но ее нечеловеческие гости не обратили на него внимания. Коченеющими пальцами Рей достала спичку, но сломала ее, слишком сильно надавив. Вторая укатилась. Третье она смогла чиркнуть — и только этот звук заставил фэйри отвлечься и посмотреть на нее.
— Положи спички! — приказал Хакс, и в этот момент Рен набросился на него. Рей чиркнула спичкой снова, и яркое пламя, зажегшееся на кончике, приободрило ее.
Перед глазами все расплывалось, но прежде, чем она успела бросить спичку, фигура борющегося с Реном Хакса вдруг истончилась, превратилась в темный рваный лоскут, и его унесло на улицу порывом сквозняка.
А Кайло закрыл окно, потом склонился к Рей и забрал уже ненужные спички.
— Зачем ты сделала это? — спросил он. — Зачем пыталась защитить меня? Это было глупо.
— Я бы сделала это для любого, я полагаю, — ответила Рей, еле шевеля замерзшими губами. — Вызови… Набери 911 на телефоне.
— Прости, я плохо лажу с электричеством.
Наступила тишина.
— Значит, — сказала Рей негромко, — я так и умру? Не верится… Мне даже не больно. Просто очень холодно.
— Я могу сделать тебя… другой, — сказал Кайло. — И ты не умрешь.
— Такой как ты?
— Не совсем. Но это опасно. Ты мыслишь как человек, и можешь не выдержать жизнь духа. Она очень долгая.
— Да, — сказала Рей. — Духом я быть тоже не хочу. Но мне так страшно! — Она тихонько всхлипнула. — Возьми меня за руку.
Прикосновения она не почувствовала, но от присутствия Кайло ей было немного легче.
— Хакс ведь вернется? — спросила Рей. Кайло кивнул. — Жаль, что нельзя предупредить следующего жильца. И я не успела вернуть долг в бакалейной лавке, они будут думать, что я сделала это специально… А джинсы! Я так и не отдала их Джесс!
Кайло просунул руку ей под спину и прижал девушку к своей груди. Из-за края плаща и доспехов Рей не было видно почти ничего. Зато она ощущала запах Кайло: холодный, похожий на запах дождя.
— Не хочу умирать, — повторила Рей. — Так страшно, что там впереди… А тебе опять придется ждать кого-нибудь…
— Тихо, — сказал Кайло. — Вдохни поглубже и слушай. Что ты слышишь?
— Звон, — слабо ответила Рей. — Как звенели те штуки на деревьях, те, из металлических пластин.
— Слушай звон. Он скоро превратится в мелодию, прекрасней которой нет на этом свете, но ни один композитор не сможет запечатлеть ее в нотах.
— Что это за мелодия? — спросила Рей.
— Так мы слышим смерть. Мы же все-таки не люди.

@темы: фанфики, Хэлоуинский фест

Комментарии
2017-11-04 в 21:28 

Sombredancer
Прекрасная история, очень атмосферная. И концовка многозначная - понимай как хочешь) Спасибо!

2017-11-04 в 21:49 

*Селина*
В улыбке укус больнее ©
отличный фик, спасибо! :hlop:

2017-11-05 в 10:13 

ashatry
инфузория тупенька
Sombredancer, *Селина*, спасибо

2017-11-06 в 00:10 

I-863
В моём мире живут только пони, они питаются радугой и какают бабочками
Отличная история :weep2: я растрогана

     

Рейло сообщество

главная